Вход

О Друзьях и Памяти

Оцените материал
(0 голосов)

С момента создания записи на скрине прошло всего 4 года. Мне - 28. Чуть больше года, как Плута и его жены нет с нами.

Жена повела себя достойно и с честью выполнила свой долг. Плут стал жертвой наркоманов из подворотни. Плуту - 27. Его жене - 21. Его фантастическому начальнику и нашему любимому другу - навсегда 69.

Зато младшему сыну Плута, Алану, два с небольшим. Или чуть меньше. Растет за границей, вместе с Дианой, дочкой нашей другой названной сестренки, Венеры. Венере тоже 27 навсегда, и она тоже выполнила свой долг с честью.

Как много времени прошло. И бесконечно мало. Как много появилось всего, чему уже точно не быть.

Не быть нашей с Плутом фиктивной свадьбе. Не гулять и им на моей свадьбе, не таскать шашлык с пляжных мангалов, бережно разложенных Роднуликом. Не растить вместе детей, не наполнять ароматами свежей выпечки пригород далекого европейского городка и не выгуливать самую настоящую свинью Фенрира по улицам Мюнхена.

Фантастического начальника и великого друга не стало раньше, чем ребят. Плут успел организовать его проводы, а Венера - напиться так, чтобы внезапно проснуться спустя две недели в крохотной хижине в самом сердце шотландских лесов.

Когда не стало друга, который так радовался и переживал за каждого из нас, мне было запредельно больно, что он не увидит дома, который мы с Роднуликом только построили. Не вдохнет аромат живого, еще не обезображенного краской дерева. Не пройдет по еще не скрипящей лестнице. Не попробует кофе с отвратительным привкусом чистой воды, сделанный из порошкового состава на столе, оставленном строителями.

Юльки, моей лучшей школьной подруги, не стало еще раньше. Но нашли ее тело тоже только четыре года назад. Ей навсегда 22, и не хватает мне ее тоже каждый день. Но я все еще надеюсь, что останки принадлежали не ей, анализ ДНК ошибся, и скоро Юлька обязательно появится, как сделала это в далеком 2005ом году.

Отчего-то Юлька всегда считала, что у меня – гора друзей, а потому я не замечу ее отсутствия в своей жизни. Она и не подозревала, как тяжело сохранять лицо, имитировать общение с множеством совершенно ненужных мне персонажей. Сидишь на празднике, цедишь виски с колой, а сам думаешь, когда уже этот вечер закончится. Я ей пыталась это объяснить не раз, хотя бы отдаленно описать ощущения, сам процесс. Она не понимала.

Прошло четыре года. Два из них были запредельно счастливыми, еще два – крайне непростыми. И вот сейчас я сижу в какой-то неведомой галактике, на границе времен, и пытаюсь избавиться от всего, что обременяет, дабы обрести новые просторы для расправления крыльев.

Запредельно хочется выспаться. Проспать хотя бы дня три подряд, не появляясь ни в сети, ни на улице. Потом навести порядок в квартире. Следом – заняться собой. «Я смертельно устал, я от стаи отстал, я продрог, и идти невмочь,» - совершенно про меня строки. Жизненно необходимо отдохнуть.

Значит, нужно совершить еще один решительный рывок, отбросить хвосты и перейти к реализации плана.

22 января на календаре, 22 дня нового года прошли, а жила я – дня три-четыре. Впрочем, если учесть, что в прежние годы я набирала всего недели три жизни в год, это уже не так уж плохо, положительная динамика налицо.

Пора побеждать себя.

Всегда Ваша,

Ольга-Ветер

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Вход или Регистрация