Вход

Заметки на полях

25 косарей

Киллер Гугл Киллер
Оцените материал
(3 голосов)

Когда я открыла глаза, на меня был наставлен пистолет. Видимо, опять предстоит работа. Небо, как же мне надоели эти самоубийцы, кто бы знал! Хоть бы один нормальный человек зашел. Пусть даже убийца.

- Убей меня, или я прикончу тебя на месте, - произнес голос из-за косой чёлки.

- И сколько патронов у тебя осталось? – я лениво потянулась и устроилась на боку.

- Целая обойма! – отрапортовал юноша.

- Я не об этом. Сколько лицензий на убийство в твоих руках? – вздохнула я, предполагая ответ.

Молчание. Конечно, мой любимый ответ – именно этот. Еще один идиот, который пожелал на совершеннолетие безлимит убийств до тридцати пяти, а теперь не хочет ждать коллективной расправы. В принципе, могли бы создать свой клуб и вполне легально прикончить друг друга. Нет же – приходят ко мне.

- Дай, угадаю. Ты желаешь получить пулю между глаз. Прямо из этого револьвера, - я указала на его оружие. – И зачем тебе это? Сколько тебе лет, мальчик?

- 19 лет и 364 дня.

- Значит, день Выбора назначен на завтра?

- Именно.

- Круто. Я было решила, что он состоялся вчера. Любят ко мне заходить новички-безлимитчики.

- Зачем?

- За тем же, за чем и ты. Они жаждут смерти.

- А им-то она зачем?!

- Откуда мне знать? А тебе она для чего нужна?

- Я не хочу никого убивать.

- Ты можешь выбрать ноль. Или один. В принципе, для самообороны – весьма подходящее число. Или три – трех пуль точно хватит, чтобы постоять за себя или отомстить. Сомневаешься, возьми 50. Никто не говорил, что их нужно начинать тратить прямо сейчас.

В глазах юноши зародилась мысль. Возможно, как и многие, он удивился подобной возможности – иметь пули и не тратить их. Совсем ребенок.

Были времена, когда убийство человека считалось преступлением. Мы их называем Временами Конституции. Настал день, когда стало ясно, что планета не способна прокормить все человечество. Тогда подлинная правящая каста свергла все правительства и постановила новый закон – Единый Кодекс.

Согласно Кодексу каждый человек получал право отнять жизнь. Только перед тем, как объявить вендетту, требовалось объявить количество легальных жертв – от нуля до пятидесяти. Особо отважные могли взять «безлимит», но за это они платили собственной кровью, как только им исполнялось 35 лет. Их не казнил закон, но убивали другие. Те, кто завидовал всевластию, или сам себя на него обрек.

Убийцы, чьи подвиги превышали дозволенное количество, подвергались ежедневным публичным пыткам без возможности умереть. Они становились позором рода, хотя получали лучшее питание и медицинскую помощь всех времен. «Обречены на безрадостную и продолжительную жизнь» – так говорилось в их приговоре.

В день установления Кодекса лицензии получили все, кому на тот момент исполнилось 20 лет. Этот возраст предполагал успокоение юношеских гормонов и начало трезвой, взрослой жизни. Так и повелось – как только человек достигал двадцатилетия, к нему приходили Хранители с табельным оружием и договором. К моему гостю они должны были заявиться завтра.

- Ты боишься жизни, - устало проговорила я. – Но чего именно боишься ты? – мне всегда было интересно узнать ответ на этот вопрос. Вероятно, он был типичным. Эдакой «формулой рядового суицидника».

- Ну… Мама говорит брать 12 лицензий, папа – ноль. А я… Не понимаю, зачем. Почему люди делают из обыкновенной жизни такую помпу.

- Говорят, жить интересно. Это что-то вроде книги или фильма, где ты – главный герой, способный выбирать. И ощутить полностью все прелести и последствия собственного выбора.

- Говорят? То есть, ты и сама сомневаешься?

- Вопросы здесь задаю я. Итак, ты определился, сколько лицензий возьмешь?

- Я не за этим пришел! – Он сорвался на крик и начал картинно заламывать руки.

- А я тебе ничего не обещала. Кстати, на самоубийство не требуется лицензии, если уж тебе так хочется поскорее умереть. Давай, вперед! Оружие, как я погляжу, при тебе.

- Тебе завтра 35!

- И что с того? Ну, хочешь, получи одну лицензию и возвращайся. Стану твоей первой.

- Это я должен стать твоим… - парень осекся.

Ага. Завистники, конечно, красавцы. Ждут, когда я осекусь. Прямо-таки жаждут подставить. Получить повод. Неловко убивать безлимитчика, который не совершил ни одного убийства. Это как-то не по-человечески. Если бы я убила хотя бы этого пацаненка, тогда, да, повод был бы.

Это так мило, вводить людей в заблуждение. Казаться не то хуже, не то лучше других. Извергом в белых перчатках. Или праведником с окровавленными руками. Правда, меня вдохновляет другое. Я люблю раздеваться и наблюдать за реакцией очарованных жертв.

- Желаешь посетить предпремьеру предстоящего шоу? – улыбнулась я, протягивая копию собственного договора. – Читай вслух. Полагаю, у этих стен хватит ушей, чтобы обо мне хоть раз в жизни поползли правдивые слухи.

Парень быстро пробежал по строчкам и замер на цифре «50». Испуг, разочарование, уважение и досада – примерно такой калейдоскоп эмоций прокатился по его мимике. 50. Не безлимит.

- Съел, да? Кстати, потрачено из них – ноль.

- Но как?! Это подделка!

- Это сплетни, мой дорогой. Репутация, если хочешь.

- Но ты же – дипломированный убийца!

- Не убийца, а специалист по срочному оказанию ритуальных услуг. Вот только спроса на мои услуги никогда не было. Мой ценник выше, чем у настоящих безлимитчиков, поскольку я способна безболезненно забрать жизнь. Или доставить жертве столько мучений, сколько пожелает заказчик. Фрилансеры – дешевле, да и о чувствах жертвы в наше время почти никто не заботится.

- Тогда что же тебя кормит? – парень оглядел комнату. Обстановка была, прямо скажем, аскетичной, но никто бы не сказал, что в подобных апартаментах способен жить нищий. Просто пылесборников не было, зато техники и приятно-гладких поверхностей – через край.

- Моя репутация, разумеется. Фрилансеры отдают свой процент за то, что я не отнимаю их хлеб и не снижаю цену. Самоубийцы благодарят за то, что я вдохновила их продолжать жизнь. Кроме того, я пищу неплохие истории.

- А мне как жить дальше?

- В свое удовольствие. Кстати, рекомендую взять со своих заказчиков плату за моральный ущерб: пришел, чтобы умереть, а тебе здесь мозги вправлять начали, бедняжечке! А теперь, если позволишь, я продолжу спать. С наступающим днем рождения! Выход, я полагаю, ты найдешь сам, - я выключила свет и вернулась на своё японское ложе.

- И тебя с наступающим… - вздохнул парень и спустил курок.

- В одеяле кевларовая прослойка, придурок. С тебя 20 косарей, - пробурчала я сквозь сон.

Пацан шепотом выругался, бросил револьвер и сбежал, не забыв при этом качественно хлопнуть дверью. «И еще пять за моральный ущерб!» - крикнула я вдогонку.

Около полудня в дверь постучались. За ней стоял парень, с ним было 25 мужиков с серпами, косами и даже электрической косилкой.

- Вот, пришел вернуть долг – ровно 25 косарей, как ты и просила. А что ты будешь с ними делать? – поинтересовался юноша.

 - Видимо, оставлю их на твое усмотрение, - усмехнулась я. – Как прошло подписание договора? Какое число назвал?

- Ну… Я такой же безлимитчик, как и ты. Возьмешь меня в ученики? – улыбнулся юноша.

- Для начала, выпьем чаю, да разберем матчасть. А то ты какой-то совсем зеленый, - подмигнула я, направляясь к чайнику. – А вы, парни, пока в магазин за провизией на неделю сгоняйте. И генуборку проведите – чтоб все пылинки выкосили!

Не оставлять же без работы 25 косарей.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Вход или Регистрация