Вход

Заметки на полях

НОСКИ

noski Ольга-Ветер noski
Оцените материал
(1 Голосовать)

Это произошло осенью. Я только пошла в первый класс. Детский сад до этого не посещала, как и в иных местах массового скопления детей замечена не была. Оттого было немного не по себе.

Одноклассники мне казались неведомыми существами, кем-то вроде животных различных окрасок и пород. Крупные и мелкие, упитанные и тощие, кудрявые и гладкошерстные, рыжие, черные, белые – неужели всё это люди? И что у нас с ними общего? За изложением этих мыслей моему новому другу, молодому ясеню, меня застал мальчик по имени Андрей. Отчего-то он мне сразу показался именно мальчиком, то есть – человеком. Кем-то, более похожим на меня, нежели на всех остальных.

- Знаешь, недавно я задавал папе те же самые вопросы, - Андрей присел на листья рядом со мной так, чтобы нам обоим было удобно наблюдать за дикими играми одноклассников.

Они бегали по школьной детской площадке с громким визгом и бросали друг в друга ягоды снежника. Небольшая стайка девочек играла в «царапки» – они подбегали к другим детям и когтями располосовывали им руки. Мальчишки играли в «давилки» - принцип тот же, только они старались наступить на как можно большее количество ног.

- Зачем они это делают? – спросила я.

- Они думают, что это весело. И кажется, им действительно весело, хоть я и не понимаю смысла их странных игр, - ответил Артём. – Тем не менее, увы, они – такие же люди, как и мы с тобой.

- Но как такое возможно?! – возмутилась я, - Что у нас, интеллигентных людей, может быть общего с этими… Существами?!

- Происхождение.

- Это как?! Даже у нас с тобой – разные родители, а уж мы – явно более походим друг на друга, нежели на… Них.

- Ты же любишь читать, я угадал? – прищурился Андрей.

- Еще бы! Я читаю с 3,5 лет! – я гордо задрала нос, а потом смущенно засмеялась.

- Я читаю с четырех. И завтра я принесу книгу с ответами, которую подарил папа. Почитаем вместе. Но учти: ты будешь разочарована.

- Честно говоря, я уже разочарована, Андрей. Я же мечтала учиться в школе, ждала 1-е сентября, как дня рождения. А тут все какие-то не такие. Они дерутся без повода, крадут красивые вещи. Одна девочка недавно оторвала уши у моего любимого синего крыса!

- Это она от зависти. У нее не было такой игрушки, вот она и захотела, чтобы у тебя ее тоже не было.

- Я знаю… Но она же могла ее у меня просто попросить? Меня, знаешь ли, приучили делиться.

- А её приучили отнимать всё, что она желает иметь.

- Это тебе тоже папа объяснил?

- Нет. Это мне объяснила мама, - улыбнулся Андрей. – Итак, завтра я приношу книжку?

- Конечно!

- Тогда встретимся на переменке, когда всех поведут на завтрак. По-тихому останемся в корпусе и спокойно почитаем.

- Договорились!

Мы на прощание пожали друг другу руки и направились к родителям. Все-таки осенью гулять не так хорошо, как летом. Холодно, грязно. Лучше пойти домой, пообедать, быстренько переделать уроки и открыть какую-нибудь новую книжку.

БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА

Когда ты учишься в младших классах, у тебя есть целые две большие перемены. Первая наступает в 10 утра и посвящается завтраку. В это время детей собирают, одевают и ведут в Большую Школу – главный корпус.

Уже на второй неделе обучения я получила официальное разрешение на завтрак не ходить. Дети, прошедшие спецкурс детского сада, одевались быстро, минут за пять, я же… Пока зайду «помыть ручки», определю, какая обувь принадлежит мне, найду себе место на общей скамейке, методично застегну все кнопки на осеннем пальто… Выходило долго и как-то неприятно. Особенно, потому, что в Большой Школе приходилось опять раздеваться: в столовую в верхней одежде не пускали.

Есть я любила тоже обстоятельно, со вкусом – пережевывать каждый кусок, каждую ложку. Школа требовала заглотить всё одним махом: и кашу, и чай, и фрукт. А потом, сломя голову, нестись в раздевалку, отыскивать пальто, застёгивать его на все пуговицы, тащиться по промозглой улице, раздеваться и лететь на урок. Неправильный какой-то завтрак, сплошная нервотрёпка и никакого удовольствия.

Зато когда я получила право оставаться в рекреации возле нашего класса, жить стало интересней. Я играла в общие игрушки или копалась на местной книжной полке, нередко открывая новые, жутко интересные рассказы. Но на сей раз со мной остался Андрей, обещавший объяснить, что за «общее происхождение» связывает нас с остальными ребятами.

Дождавшись, когда внешняя дверь окажется запертой на замок, мы вытащили из тумбочки с красками здоровенную книгу. «Сексуальная энциклопедия для детей» - гласила обложка. И если к существительному «энциклопедия» у меня не было вопросов, то к прилагательному – были.

- Секс – это принятый у людей способ размножения, - начал объяснять Андрей, открыв первую страницу. На развороте были изображены мужчина и женщина, но не одетые и даже не в виде голых кукол, а лишенные кожи. Я уже видела подобные картинки в маминых медицинских книгах, поэтому дополнительных вопросов у меня не возникло.

- Здесь есть инструкция, - Андрей перевернул несколько листов и показал на список, чем-то напоминающий процесс сборки конструктора. На противоположной стороне были картинки с буквами, обозначающими части тела, и цифрами, показывающими порядок действий комикса.

Мы с любопытством разбирали комикс под названием «Базовая инструкция». Я вслух зачитывала порядок действий, Андрей ловко находил, каким именно картинкам соответствует данный фрагмент. Спустя минут пять всё стало более-менее понятно.

-  А где здесь написано, что этой инструкции следуют все люди? Возможно, мы с тобой были созданы примерно таким образом, но не они же, – я многозначительно кивнула в сторону пока ещё пустого класса.

- Увы, здесь есть и про это. Смотри, - он открыл книгу на странице, посвященной различным расам. – Видишь, какими разными могут быть люди? И по внешности, и по характеру… - где-то в главе «психология» мы обнаружили различия темперамента у представителей различных культур и сословий.

- Как бы здорово было, если бы таких, как мы с тобой, было бы больше! – вздохнула я.

Мы переглянулись. В этот момент в прихожей послышался щелчок замка – одноклассники вернулись с кормёжки. Мы мигом убрали книгу в тумбочку с красками, схватили по первой попавшейся книжке и мгновенно увлеклись чтением.

- Обсудим это на следующей перемене – шепнул Андрей.

- Обязательно! – подмигнула я.

НОСКИ

Вторая большая перемена наступала через урок. Тем временем, мы уже успели обменяться несколькими записками-шифровками, разработать план и произвести необходимую подготовку к его реализации.

Наш класс находился на втором этаже действующего детского сада и был отделен от внешнего мира дверью «квартирного типа» - с ручкой внутри и замочной скважиной снаружи. Для продолжения рода нам требовалось уединиться – разумеется, там, где нам никто не помешает. В качестве места действия была выбрана кушетка, уже много дней стоящая в одном из темных коридоров сада, по которым нас водили на уроки английского.

Андрей аккуратно тиснул ключ у нашей классной руководительницы. Она отчего-то свято верила, что её авторитет автоматически переходит на всё её имущество, а потому нередко оставляла личные вещи без присмотра.

Тем временем, я аккуратно проникла в гардероб, открыла замок на внешней двери, а при отступлении оставила и небольшую щель, чтобы мы смогли незаметно, т.е. ползком, просочиться в гардероб из игровой комнаты. Энциклопедию я достала из укрытия, положила в пакет и поставила его прямо перед входной дверью.

Наконец, наступила Вторая Большая Перемена. Мы неспешно, поодиночке, покинули класс. Андрей незаметно опрокинул на самого плаксивого одноклассника небольшой цветок. Горшок разбился, земля – по всей рекреации, мальчик – ревёт, дети уже начинают бросаться землей… Классная руководительница сможет не заскучать в наше отсутствие. Убедившись, что жизнь – кипит, мы просочились за дверь.

Кушетку удалось найти достаточно быстро. Андрей, который оказался не менее наблюдательным, чем я, тут же раздобыл для нас пару подушек, простыню и одеяло. «Видишь, в инструкции они есть, значит, и нам нужны,» - справедливо рассудил он, указывая на те самые картинки комикса. Убедившись, что ложе обустроено в полном соответствии с ГОСТом, мы перешли к следующему этапу – раздеванию.

Раздеваюсь я, оказывается, намного быстрее, чем одеваюсь. Чего париться-то: кофту через голову стянуть, обувь закинуть поглубже под кушетку, юбку и колготы соединить с кофтой, скомкать и запрятать под подушку. Смешно подумать, но даже сейчас я совершаю ритуал «разоблачения» по примерно такому же принципу.

Андрей начал «стриптиз» с поисков стула. Стул мы обнаружили в этом же коридоре, только чуть дальше. Он аккуратно снял бабочку, потом – расстегнул все пуговицы на рубашке, снял запонки... И бережно повесил рубашку на плечики стула, а украшения положил на сиденье. Затем пришла пора снимать ботинки – он достал из кармана брюк какой-то платочек и смахнул с них невидимую пылинку, после чего поставил обувь под стул. Брюки также были сложены чуть ли не по стрелочкам и повешены поверх рубашки.

Наконец, мы устроились под одеялом и принялись перечитывать инструкцию. Где-то было сказано, что в процессе размножения людям свойственно забывать даже фундаментальные, общеизвестные вещи, поэтому повторить утренний урок – самое меньшее, что мы были обязаны сделать.

- Так. Мальчик и девочка – есть. Постельное бельё – есть. Желание продолжить род – есть, - перечисляла я список необходимых объектов. – Пора начинать.

- Пора, только сначала выполним пункт «Во избежание травматизма убрать лишние предметы» - он спрыгнул с кушетки, отобрал у меня книгу и положил её рядом с обувью. И тут я заметила страшное…

- Носки! Андрей, в инструкции люди лежат голые, а на тебе – носки! В них не сработает! – возмутилась я.

- Но мама запрещает мне снимать носки, - печально пробормотал Андрей.

- Во имя чистоты эксперимента – нужно! – я настаивала на своём.

- Нет, Оль, нельзя. Мама же не запрещает мне снимать брюки или рубашку, только носки. Значит, есть какая-то особая причина. Давай, я сегодня дома уточню, а завтра мы продолжим эксперимент? – виновато улыбнулся Андрей.

- Конечно, можно, - ответила я. – Если мы хотим поработить тех дикарей, нам следует быть очень аккуратными.

- Точно сказано! А теперь – марш одеваться, нам ещё наводить здесь порядок!

ЭПИЛОГ

Когда мы вернулись, эпопея с разбитым цветком всё ещё процветала, хотя официально шла уже пятая минута урока. Наше отсутствие осталось незамеченным, но на следующий день эксперимент продолжен не был: Андрей дошёл до главы, в которой рассказывалось о признаках фертильности и соответствующем им возрасте. Иначе говоря, мы узнали, что практику придётся отложить лет на шесть, поскольку наши тела пока не способны производить потомство. Мы огорчились, но продолжили теоретическое образование.

Спустя две недели книгу обнаружила классная руководительница. Она густо покраснела и спросила нечто, похожее на «кто принес в школу эту гадость?!». Мы с Андреем сделали шаг вперед. Теперь она уже побледнела, поскольку мы были самыми спокойными и примерными детьми в классе. «И где вы её взяли?!» - она постаралась произнести эту фразу более ровным тоном. «Мне её папа подарил,» - честно ответил Андрей. Учительница потеряла дар речи, а мы – книгу.

В тот же вечер «эта гадость» была передана в руки мамы Андрея. «Я же тебе говорила, что её не стоит приносить в школу,» - спокойно сказала мама своему сыну, - «Если захочешь её дать кому-нибудь почитать, просто скажи мне», продолжила она. «Мы с Олей её уже полностью изучили, а остальные… Мы бы не хотели, чтобы они узнали, как правильно размножаться. Их и так здесь намного больше, чем нас,» - честно ответил Андрей, я одобрительно кивнула.

Пока учительница глотала воздух, я нашла возможность задать вопрос, который уже давно меня интриговал. «Венера Александровна, скажите, пожалуйста, почему вы запрещаете Андрею снимать носки?» - выпалила я. Классная руководительница полезла в сумку за «Корвалолом». «А он их не снимает?» - уточнила мама Андрея. «Нет, он у вас – большой молодец!» - я докладывала с такой гордостью, словно послушность Андрея является и моей заслугой тоже. «Я не разрешаю ему снимать носки, чтобы он не простудился. Понимаешь, Андрюша очень любит бегать босиком, а полы в школе – холодные,» - улыбнулась тётя Венера. «Значит, мне без носков нельзя находиться только на полу?» - уточнил парень. «Именно!» - «Что же, учтём на будущее,» - он заговорщически подмигнул мне.

«Будущее» так и не наступило. Спустя пару месяцев отца Андрея пригласили на работу в Швейцарию, его семья покинула Москву, а он сам – нашу школу. Я грустила, хоть мы и были всего лишь заговорщиками, экспериментаторами, учеными, а не возлюбленными. Вскоре я научилась драться, потом – целоваться, а в какой-то момент открыла для себя некоторую ущербность изученной нами инструкции. Прошло около 20 лет, но ту прекрасную осень, наш заговор и чёрные носки средней длины я запомнила, кажется, навсегда.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Вход или Регистрация