Вход

TV-Insite

В МИРЕ СНЕГОВОРОТА

snegovorot Ольга-Ветер snegovorot
Оцените материал
(2 голосов)

В этом мире нет лета, зато всегда лежит снег. Даже не снег – смесь полузамёрзшей воды, реагентов, песка и грязи. Из обуви – только кожаные сапоги на тончайшей пластиковой шпильке. Рифлёные подошвы под запретом, только гладкие – ведь они намного лучше скользят.

Транспорт ходит без расписания, и он именно ходит – со скоростью 10 километров в час. Поэтому его ждут только щёголи и те, кому приспичило ехать на другой край города, страны или вселенной. Остальные предпочитают корчиться в няше – так меньше шансов поймать простуду или заработать пневмонию.

На работу всех видов здесь принято носить сменную обувь и запасную одежду. Зато в каждом офисе есть душевая, где можно разогреть мышцы и смыть все нечистоты, обретённые на улице. Разумеется, очередь в оазис стоит сумасшедшая, поэтому мы приезжаем за час или полтора до начала смены. Особо ушлые товарищи выбивают разрешение жить прямо на рабочем месте – так и выспаться можно, и ко дню подготовиться на должном уровне. Для перекуса существует кафе, а для свежести гардероба – прачечная.

Личная жизнь присутствует только у бездельников, поэтому говорить о ней считается дурным тоном. Замужних и женатых – единицы. Пригодных для «этого дела» ещё меньше – в нашем климате сильнее всего хочется дожить до подушки, а не до подружки. Легендарный «Бессмертный Пони» - символ батальона, но никто не желает променять место в строю на нечто ненадёжное и неизведанное. Хотя почти каждый готов очень дорого заплатить за счастливое и взаимное «Навсегда».

Здесь нет сумерек, ночи и дня. 24 часа слепят несколько солнц. К счастью, это происходит не одновременно, а поочерёдно, иначе головная боль была бы не только постоянной, но постоянно нестерпимой. Пока же она вполне привычна и необременительна – у коллег всегда можно «стрельнуть» таблеточку анальгетика, если ты забыл или не успел пополнить свои запасы. Но маску для сна забывать или терять точно не стоит: этим сокровищем едва ли поделится даже самый близкий товарищ.

Дружба в нашем мире есть, вражды – нет. Нам нечего делить, поскольку делить – нечего, да и силы на это неразумное занятие тратить жаль. К примеру, оторвешь ты себе чужую работу или даже лакомство, но сможешь ли ты, находясь на грани изнеможения, насладиться приобретением? Едва ли. Зато ты потратишь силы, которые мог бы направить на скорейшее воссоединение с подушкой.

Наше божество – Спать. Его не принято упоминать всуе, как и призывать. Придёт, захватит в полон и утянет в няшу бессюжетных снов. Очнёшься – а на твоём месте трудится уже другой товарищ, поэтому – вперёд, в метель, ищи новый кров.

Конечно, в метель отправляют не сразу. Тех, кто был пойман на засыпе впервые, ссылают на шоппинг. К ним приставляется специальный человек, который одновременно является и надзирателем, и исполнителем наказания. Он водит провинившегося по тысячам платяных магазинов, заставляет перемерить гору ненужной одежды, пересмотреть сотни моделей, чтобы не купить ничего. Если очень повезёт, удастся промочить горло кофе с горой сластей и каким-нибудь сытным фаст-фудом. Но это – мираж, а не счастье, поскольку пить и спать после пит-стопа захочется с удесятерённой силой. А сдаваться нельзя. И снимать улыбку тоже нельзя.

Конечно, временами заботы сменяются праздниками. Как правило, их начинают отмечать сразу после закрытия дедлайнов и до наступления нового трудового дня. В эти часы алкоголь льётся рекой, а на закуску почти никто не обращает внимания. Опьянения не наступает, поскольку дурман сжигает усталость, но не успевает подобраться к участкам сознания, отвечающим за дискоординацию. А потом – наступает то, что земляне называют рассветом. Душ, безупречный макияж, новый бой.

Кажется, что любой грезит о том, чтобы вырваться из этого мира. Выпрыгнуть из колеса, растопить снег, объявить ночь, выспаться всласть и прожить в своё удовольствие целую вечность. Но это не так.

Почти каждый, кто покидает снеговорот, тотчас погибает. Чистый, не приправленный никотином, воздух режет лезвиями его лёгкие. Часы обессмысливаются и полноводными реками стекают в канализацию. Алкогольные праздники теряют сладость и не дают прежнего исступлённого обновления. Даже шоппинг перестаёт казаться неизмеримой мукой, но предстаёт сладким воспоминанием о счастье, которого больше нет.

Бойцы снеговорота не завидуют освобождённым, но презирают их за слабость, малодушие и потерю пути. О них, словно о мёртвых, не принято вспоминать вслух. Это табу. Есть поверье, что тот, кто назовёт имя ушедшего, вскоре встанет на его путь.

Зато к Возвращенцам, тем, кто перешёл черту, но сумел вернуться домой, отношение особое. Нет слова, способного описать в полной мере те уважение и восхищение, которые испытывают в их адрес. Возвращенцы – самые преданные и отважные воины, ведь они успели посмотреть в глаза самой Смерти. Посмотреть, развернуться и прийти обратно, как правило, прихватив с собой какую-нибудь ценную добычу. Но можно приходить и с пустыми руками. В мире Снеговорота каждый человек на счету, ведь чем больше людей сдерживают метель, тем больше времени у каждого бойца на встречу со сновидениями.

А сны к снеговоротцам приходят удивительные – красочные, яркие, увлекательные, осязаемые, подлинные. Ради каждого из них можно усердно работать не только сутки, но и целую жизнь.

 

Всегда Ваша,

Ольга-Ветер

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Вход или Регистрация