Вход

TV-Insite

ЖИЗНЬ: ОСНОВЫ РЕДАКТИРОВАНИЯ

dve_dzizni Ольга-Ветер, Гугл dve_dzizni
Оцените материал
(1 Голосовать)

Качественный новостной текст состоит из коротких, понятных с первого прочтения предложений. Читатель должен узнать, что, где, в какое время, каким образом и по какой причине произошло. Вводные слова и междометия исключаются. Прилагательные остаются только в случае, если они указывают на характеристику. Оценка события – только от экспертов, эмоции – от участников в количестве на «кончике ножа», не более. Сухие факты. И поменьше метафор – они утяжеляют восприятие.

Невозможно быть редактором только на работе. Техника упрощения и выжимки материалов становится частью естества. Количество телодвижений сокращается, повышается эффективность каждого действия. Полезный побочный эффект, скажете вы. Не спешите завидовать, не рвитесь сочувствовать.

РЕЖЕМ СО СМЫСЛОМ: БЫТОВЫЕ ПРИОРИТЕТЫ

Чёткий план, минимум импровизации и запредельная внутренняя дисциплина руководят жизнью редактора в нерабочее время. В осознанной оценке уместных и недопустимых действий нет необходимости: она производится автоматически. Платье – на концерт, треники – в спортзал, свободное время – коту и сну, остаток – сигаретам и себе. Иерархичность приоритетов присутствует во всём. Семья, друзья, возлюбленные и знакомые распределены по незримым каталогам.

В «горячем» - Музы, чудесные создания, которые вдохновляют, зажигают и заставляют жить. Ради них ломаются графики, под них подстраивается работа и весь окружающий мир. Это те самые люди, к которым стремишься в любую погоду, во имя которых совершаешь малые и большие подвиги, не задумываясь о собственном героизме. Двигатели истинной жизни.

Где-то в подсознании есть календарь, который отсчитывает периодичность встреч с теми, кто дорог, но не входит в число муз. Кому-то внимание необходимо раз в месяц, кому-то – раз в неделю. С иными можно и по полгода не видеться, не теряя тепла и обратной связи. Мне эти тонкости общения напоминают работу садовника, который знает, как и в каком количестве следует поливать и удобрять каждый цветок.

Развлечения редактора тоже находятся в иерархическом порядке. В приоритете – те, без которых теряется вкус к жизни. Затем – полезные, осязаемые. К примеру, из путешествия можно привезти темы для новых историй и уникальные, необходимые товары, которые редко встречаются в родном городе. Откровенно иррациональных и опасных самозабав почти нет, поскольку они могут сломать распорядок труда, что нежелательно.

ВСЁ СЛОЖНО

Статус «Всё сложно» подходит для описания не физической, а духовной романтики. Редактор привык «резать» - сокращать объем, вытаскивать суть и искоренять ошибки. Поэтому ему сложно читать недавно изданные книги, ходить на популярные фильмы, смотреть современные театральные постановки и получать удовольствие от общения с людьми.

Начну с самого тяжкого – с бесед ни о чём за чашкой чая. Спикеры, точнее, знакомые, бывают живыми и интересными или занудными и плоскими. Во втором случае чаепитие превращается в «отслушивание синхронов» – сканирование звукового фона в поисках одного-двух предложений, которые можно «взять в эфир» или «оставить в статье».

Нашёл. Зацепился за фразу и чуть не прервал речь человека. Осознал, что ты – не на работе, а фон – это его жизнь. Нечто важное, что он принёс тебе в поисках сочувствия. Молчи, урод, твоя профессиональная деформация не должна ранить чувства друга или случайного встречного. Молчи, слушай, поддерживай, уместно комментируй. Возможно, за это тебе воздастся сторицей. Твори добро, тварь! Ведь ты уже отвёл это время на чайную беседу.

БЕЗ ХЛЕБА И ЗРЕЛИЩ

У каждого из нас есть друзья, которые любят ходить в кино на развлекательные фильмы. Они с горящими глазами рассказывают о «Дэдпуле», «Веноме» и «Мстителях». Зазывают с собой, даже не подозревая, насколько ты вне их культуры. Тогда ты покупаешь пиво или попкорн, заходишь в зал и пытаешься получить удовольствие.

На экране – зрелище. Пока стены рушатся, а снаряды летят прямо на зрителя, ты инстинктивно стараешься выцепить сюжет, рассмотреть характеры, распознать скрытые отношения персонажей, вычислить тайного злодея и прочесть, чем закончится эпизод. Спустя минут пять после начала наступает пора рассматривания зала, зрителей, камер слежения над экраном, трещин в подлокотниках, снов с открытыми глазами.

Тебя хватают за руки, периодически обсыпают попкорном, толкают, заставляя участвовать в процессе. Зал то рыдает, то ржёт. Ты умеешь эмпатировать, поэтому «не палишься» - поддерживаешь руки, смеёшься в момент «гэгов», сдерживая улыбку во время фальшивых трагических эпизодов. Выдыхаешь под титры, улыбаешься – «спасибо, было круто», а при обсуждении стараешься обходиться общими фразами.

Бывает и так, что друзья устраивают коллективный просмотр «твоего» фильма – этакого эмоционального тяжа с кучей линий, подтекстов, междустрочий и символов. Возможно, ты попробовал облегчить их участь и «заказал» фильм-атмосферу – «Беспечного ездока» или «Снежный пирог». Эксперимент провален, они – храпят, тебе запредельно неловко. Особенно из-за того, что ты ненавидишь смотреть любимый фильм со знакомыми людьми. И не дай им Бог начать комментировать происходящее на экране…

С театром всё намного проще. Всё-таки режиссёр, к какому бы направлению он ни относился, старается сделать постановку «многослойной» - полной отсылок, символов и подтекстов. Поэтому тебе интересно, по меньшей мере – любопытно.

Только незадача: в подсознании уже печатается критическая статья, а руки начинают тянуться к клавиатуре сразу, как закончится спектакль. И если «заказа» на рецензию нет, то лучше оставить её в ноутбуке. Потому что или выпускать рецензию проработанной, или не публиковать вовсе. Даже на личной странице. Ты смотришь на стены товарищей, читаешь их «понравилось-не понравилось» и… Понимаешь, что сегодня тебе необходимо выспаться перед днём грядущим. Пусть пишут. Им можно.

В ПОГОНЕ ЗА СМЫСЛОМ

Когда размеренная и упорядоченная жизнь надоедает до тошноты, бразды правления передаются самым близким иномирянам. Тем, которые живут, как тебе кажется, по-настоящему. У которых есть спонтанные желания, страсти и восторги, собственные увлечения. Соучастие в каждом из дней такого человека – это невероятный опыт и феноменальный отдых от собственного ритма.

Общаясь «только со своими», не получится познать иную жизнь. Поэтому ты заставляешь себя включать в круг собеседников представителей всех возрастов и профессий, чтобы собрать наиболее полную палитру психотипов и их пристрастий. Чем шире круг, тем легче тебе будет на работе подобрать «ключ» к новому герою сюжета или статьи. Поэтому ты коллекционируешь всех, кого можешь – от сантехников до кузнецов, от менеджеров до руководителей высшего звена, не забывая «узких» специалистов.

Внутри тебя живёт таблица, которая не снилась и Excel. Распределение по полу, вкусам, профессиям, увлечениям, внешним данным и иным предпочтениям происходит мгновенно, выдавая определённую статистику. Поэтому при знакомстве ты автоматически можешь предположить нечто такое, что окажется достоверным, но удивит человека. То, о чем он сам никогда не расскажет. Например, это может быть некий травмирующий опыт, свойственный представителям его типа – а какого типа, известно только тебе. И это знание позволит легче обходить «острые моменты» в общении до тех пор, пока это не окажется необходимым.

Казалось бы, я опять скатилась в «полезность». Но нет, для редактора общение с иномирянами – настоящее развлечение. Оно чем-то напоминает приключение, поход в зоопарк или сон, из которого всегда можно выйти без последствий, но с приятным опытом. Наблюдая за удовольствием других, я стараюсь разделить эмоции, найти нечто любопытное или захватывающее в неизвестном процессе, осознать суть удовольствия.

Правда, есть вещи, которые остаются для меня загадками. Одна из них – вандализм, разрушение ради разрушения. Для меня сломанная вещь – это пощёчина от собственной неуклюжести, а не произведение искусства. Я умею не принимать во внимание мораль, но когда разбитая бутылка – это разбитая бутылка, мне не понятен смысл перфоманса. «Осколки – остро – кто-то может порезаться – необходимо срочно убрать» - примерно такова моя занудная логика.

ПЛЮС ИТОГ

Да, я – невероятный зануда и нудист духа. Исследователь, испытатель, чаще – наблюдатель, нежели участник. Сооснователь и идейный вдохновитель всевозможного бреда. Сладострастный воздыхатель авторов пощечин общественному вкусу. Конструктивный бредоносец со стажем более 15 лет. Абструктивный бронхит для моралистов и иных словоблудов. Лёгкий на подъём переносчик духовного пламени, зажжённого истинными фанатами светлых идей. Противник всего деструктивного. Без личной жизни, с упорядоченным графиком. Мечтаю, чтобы кто-то хороший, добрый и творческий взял на себя планирование моих задач и забав.

 

Всегда Ваша,

Ольга-Ветер

 

P.S.: Моё лицо – маска безмятежного безразличия. Но кончики пальцев рождают буквы, что лунными зайцами устремляются от самого сердца в зазеркалье ваших зрачков. Там и только там происходит наша подлинная встреча.

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Вход или Регистрация